Интервью с Альбусом Дамблдором
 
Здравствуйте, дорогие читатели. С вами я, Филомэль Росс, и со свежим интервью. Совсем недавно Хогвартс снова открыл свои двери для студентов. Уже прошли первые распределения, которые, несомненно, запомнятся всем первокурсникам как одно из самых знаменательных событий в жизни, по коридорам иногда слышен топот маленьких ног, в гостиных факультетов раздается смех – Школа кипит жизнью. Но ведь за всем этим кто-то следит. Я решила задать пару вопросов директору Хогвартса, Альбусу Дамблдору, и приоткрыть завесу тайны его личности.

И.: Здравствуйте, директор Дамблдор. Я корреспондент газеты «Хрустальный Шар». Быть может, Вы слышали о ней. Могу ли я задать Вам пару вопросов?

А.Д.: Приветствую вас, уважаемые читатели! Здравствуйте, мисс Росс! Готов ответить на любые Ваши вопросы.

И.: Если я не ошибаюсь, Вы также обучались в Хогвартсе. Совсем недавно прошло распределение, первокурсники обрели свой Дом, и я в их числе. А каким было распределение в Ваше время? Претерпело ли оно какие-то изменения? И куда Вас отправила Распределяющая шляпа?

А.Д.: В Хогвартс я поступил точно так же, как и все ученики школы. Традиция присылать письма с приглашениями зародилась еще во времена Четырех основателей. В 11 лет я получил письмо с приглашением обучаться в лучшей школе чародейства и волшебства. 1 сентября в Большом зале на меня водрузили Распределяющую шляпу – ту самую, которую используют и сейчас. Мне кажется, она всегда говорила мудрым стихотворным языком. Это заслуга Основателей, ведь именно они заложили в этот артефакт сильную древнюю магию. Так вот, Шляпа определила меня на факультет Гриффиндор. Скажу честно, многим моим достижениям я благодарен именно факультету и его окружению.

И.: О, мы с Вами с одного факультета. Как известно, гриффиндорцы очень эмоциональны и, что уж скрывать, нередко нарушают правила. Их манит всё неизвестное, таинственное. Жажда приключений горит в сердцах ярким пламенем. А каким были в детстве Вы, нарушали правила? Может, в Вашей копилке историй есть что-то поистине весёлое и запоминающееся?

А.Д.: Как бы это не звучало, конечно, нарушал! В своей юности я был озорным мальчишкой. Если бы Вы при помощи Маховика времени вернулись в прошлое, где я был учеником, Вы бы меня вряд ли узнали. Вечно растрепан, в порванной мантии, с горящими глазами. В любой школьной передряге, в любой ссоре я был главным участником. Один случай я запомнил больше всего. Это произошло на втором году обучения. Я экспериментировал с чарами, которые изучил самостоятельно по книге, взятой в школьной библиотеке. Заклинание не удалось успешно использовать с первого раза. Из моей палочки вырвались струи огня и подожгли шторы в гостиной Гриффиндора. Огонь стремительно распространялся на мебель, на стены, на пол. Я запаниковал и стал звать на помощь. Помню, как в гостиную прибежал не только наш декан, но и директор Армандо Диппет. Ох, как мне за это влетело! Долго потом отбывал наказание, отмывая вручную все полы и стены в гостиной. На старших курсах я значительно изменился, остепенился и стал много времени уделять учебе.

И.: (Смеется) Думаю, история Вашей студенческой жизни даст надежду многим родителям, чьи дети не сидят на месте. Но давайте поговорим немного о грустном. Расскажите, пожалуйста, о нападении на Хогвартс. Какую роль Вы сыграли, как Вам удалось выжить?

А.Д.: После обучения в школе я работал преподавателем Трансфигурации в Хогвартсе. Проработал довольно долго, около 30 лет. В начале 90-ых директором школы стал Люциус Малфой. Меня перевели в Министерство магии на должность президента Международной конфедерации магов. С мистером Малфоем мы не совсем сработались, разные мнения мешали нашему сотрудничеству. К тому же я знал, что оставляю свою должность на достойного преподавателя, на мою лучшую ученицу – Минерву МакГонагалл. После перевода я не слишком следил за жизнью Хогвартса, только если дела школы пересекались с делами Министерства. Тёмный лорд оказался умен. Он внедрил своих последователей не только в Хогвартс, но и в Министерство магии, за нами велись постоянные наблюдения и контроль. Конечно, не все догадывались об этом. Я и еще несколько моих коллег раскрыли тёмные планы Волан-де-Морта, но Корнелиус Фадж и его приближенные ни в какую не желали нам верить. Тёмный лорд знал, что я могу стать для него большой проблемой в достижении целей, поэтому меня обманом заточили в темницу. Убивать не стали, я еще мог пригодиться Тёмному лорду после его триумфа. Один из Пожирателей смерти принял Оборотное зелье, перевоплотившись в меня, чтобы не вызвать подозрение в Магическом мире. Долгое время я провел взаперти. Наконец меня отыскали – это произошло в 2004 году. В 2005 я принял участие в победе над Волан-де-Мортом, его власть в Магическом мире прекратилась. Школа долгое время находилась в упадке. Нападение Пожирателей смерти, оставшихся верными Тёмному лорду даже после его кончины, разрушили всё до основания, превратив школу в руины. Я долго разгребал свои личные дела после многих лет пребывания в темнице, а когда новый Министр магии – Кингсли Бруствер – предложил мне должность директора школы, я согласился. К 2016 году нам удалось восстановить Хогвартс, и сейчас мы вновь принимаем в свои стены новых учеников!

И.: Хорошо всё, что хорошо заканчивается. Это большое чудо, что Вам удалось выжить. А как это вообще, восстанавливать целую Школу? Должно быть, очень тяжело. С какими трудностями Вам пришлось столкнуться? Может, есть те, кому бы Вы, директор Дамблдор, хотели бы сказать спасибо?

А.Д.: Восстановление Хогвартса началось в прошлом году. Магический мир не рассматривал своё дальнейшее существования без образовательного учреждения, в котором начинающие маги проходят несколько курсов воспитания и обучения. Без них никуда. Не все магические семьи имеют возможность обучать своего ребёнка магии на дому. Поступали многочисленные жалобы в Министерство, помощь в постройке нового Хогвартса предлагали даже зарубежные маги. Летом 2015 года ко мне прилетела сова из Министерства с просьбой возглавить строительство школы и её дальнейшее руководство. Я согласился! И вот мы уже открываем свои двери для новых учеников и новых преподавателей! Я бы хотел сказать спасибо, прежде всего старому составу школы Хогвартс. Вместе мы сможем построить свою историю даже из руин прошлого!

И.: Оптимистичный настрой и это определённо хорошо! От лица студентов заявляю, что мы сделаем всё возможное, чтобы не разрушить Хогвартс вновь. (Смеется) А почему именно должность директора и профессора Заклинаний? Вы ведь долгое время были преподавателем Трансфигурации, а тут такой переход от одной науки к другой, хотя они, несомненно, тесно связаны между собой.

А.Д.: Ну как я уже говорил, мне предложили поучаствовать в строительстве школы, и я не мог отказаться взять на себя должность директора. Каждый, наверное, понимает, что это большая ответственность. Особенно на первых порах, когда ещё идет набор активных преподавателей. Сердце школы – это ученики, а мозг – это, конечно, преподаватели. Возможно, в каких-либо своих обязанностях я совершаю ошибки, но стараюсь быстро их исправлять и только улучшать жизнь школы. К тому же я всегда открыт для новых идей! Почему решил взять Заклинания? Выбор был большой, на самом деле. Все дисциплины в Хогвартсе важны и значимы для учеников. Заклинания – одна из особо важных дисциплин не только в школе, но и в мире магов в целом. Наверное, многие задаются вопросом, почему я выбрал не Трансфигурацию. Справедливый вопрос бывшему преподавателю этого предмета. Наверное, жду возвращения профессора МакГонагалл. (смеется)

И.: Было бы прекрасно, если бы она вернулась. Спасибо Вам за интервью, директор Дамблдор. Не буду больше задерживать, было очень приятно пообщаться. Думаю, читатели будут в восторге. Сил Вам, здоровья и удачи в предстоящей работе.

А.Д.: Огромное спасибо Вам за проявленный интерес! Обязательно обращайтесь, если понадоблюсь вновь! Удачи Вам лично, мисс Росс и, конечно же, успехов читателям нашей газеты!

На этом, дорогие читатели, наше интервью с директором Альбусом Дамблдором подошло к концу. Надеюсь, что вам было так же интересно, как и мне. Желаю Вам удачи в предстоящем семестре – побольше «Превосходно» и поменьше отработок. До новых встреч!



 
Филомэль Росс